К 120-летию со дня рождения Сергея Есенина

К 120-летию со дня рождения 

Сергея Есенина 

Запись вечера дискуссионно-просветительского 
"Клуба любознательных",
прошедшего в Библиотеке №10 в Москве:





ЕСЕНИН СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
– русский поэт серебряного века (1895–1925)

Детство и Юность
    Сергей Есенин родился 21 сентября (4 октября) 1895 года в селе Константиново Рязанской губернии в семье крестьянина Александра Есенина. Воспитывался он в семье дедушки и бабушки по материнской линии, любившие внука «изо всей мочи». Вот, как он описывает это время в автобиографии:
«С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Потом меня учили плавать. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавал по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо лазил по деревьям. Среди мальчишек всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах….
…Когда же я подрос, из меня очень захотели сделать сельского учителя и потому отдали в церковно-учительскую школу, окончив которую, я должен был поступить в Московский учительский институт. К счастью, этого не случилось….
Стихи я начал писать рано, лет девяти, но сознательное творчество отношу к 16-17 годам. Восемнадцати лет я был удивлен, разослав свои стихи по журналам, тем, что их не печатают, и поехал в Петербург. Там меня приняли весьма радушно. Первый, кого я увидел, был Блок. Когда я смотрел на Блока, с меня капал пот, потому что в первый раз видел живого поэта…»
Есенин принёс Блоку свои непринятые в Москве стихи, о которых тот  отозвался так:  «Стихи свежие, чистые, голосистые…». Благодаря участию Блока и поэта С. Городецкого Есенин стал вхож во все самые престижные литературные салоны и гостиные, где очень скоро стал желанным гостем.
В эти же годы Есенин поступил в Университет Шанявского - первого в стране учебного заведения, которое можно было бесплатно посещать вольнослушателям, где пробыл всего 1,5 года, и снова уехал в деревню.

Литературный дебют. Успех.
Первый сборник Есенина «Радуница» вышел в 1916 году. Песенный склад стихов, вошедших в книгу, их бесхитростно-искренние интонации, мелодика, отсылающая к народным песням и частушкам, – свидетельство того, что пуповина, связывающая поэта с деревенским миром детства, была еще весьма прочна в период их написания.
В стихах «Радуницы» и последующих сборниках («Голубень», «Преображение», «Сельский часослов», все 1918, и др.) сложился особый есенинский «антропоморфизм». Животные, растения, явления природы  очеловечиваются поэтом, образуя вместе с людьми, связанными корнями и всем своим естеством с природой, в гармоничный, целостный и прекрасный мир.
Слыл поэт за передового, посещал собрания, распространял нелегальную литературу, за что и оказался под надзором полиции. На книги набрасывался, всё свободное время читал, всё своё жалованье тратил на книги, журналы, нисколько не думал, как жить.
    Тем временем стих Есенина становится всё увереннее, самобытнее. Тема обречённой скоротечности бытия начинает звучать в стихах Есенина той поры в полный голос:
«… Все встречаю, все приемлю, / Рад и счастлив душу вынуть. / Я пришел на эту землю, / Чтоб скорей ее покинуть». (1914).
    И напророчил: жизнь его действительно оказалась и скоротечной, и трагичной….
Стихи его говорили сами за себя – их особая простота в совокупности с «прожигающими» душу образами, трогательная непосредственность «деревенского паренька», а также обилие словечек из диалекта и древнерусского языка оказывали на многих законодателей литературной моды завораживающее действие.
В конце 1915 – начале 1917 годов стихи Есенина появляются на страницах многих столичных изданий. Довольно близко сходится в это время поэт и с Н.Клюевым, выходцем из крестьян-старообрядцев. Вместе с ним, своим «другом-врагом», Есенин выступает в салонах под гармошку, одетый в сафьянные сапожки, голубую шелковую рубашку, препоясанную золотым шнурком. Роднило двух поэтов действительно многое – тоска по патриархальному деревенскому укладу, увлечение фольклором, древностью.
Почему с Клюевым-врагом? Есенин считал, что «Жизнь, настоящая жизнь Руси куда лучше застывшего рисунка старообрядчества…»
В разгаре Первая мировая война, по Петербургу расползаются тревожные слухи: на фронте гибнут люди. Есенин, добрая душа, пошёл служить санитаром в Царскосельский военно-санитарный госпиталь. Случалось, он читал свои стихи перед великой княгиней Елизаветой Федоровной, перед императрицей, чем возмущал многих литераторов, которые сочли это благоговением перед царствующими особами….

Революция
В начале 1918 года Сергей Александрович Есенин переехал в Москву. С воодушевлением встретив революцию, он написал несколько небольших поэм («Иорданская голубица», «Инония», «Небесный барабанщик», все 1918, и др.), проникнутых радостным предчувствием «преображения» жизни.
Богоборческие настроения сочетаются в них с библейской образностью — для обозначения масштаба и значимости происходящих событий. Есенин, воспевая новую действительность и ее героев, пытался соответствовать времени («Кантата», 1919).
Сначала в бурных революционных событиях Есенин прозревал надежду на скорые и глубокие преобразования всей прежней жизни:
«О Русь, взмахни крылами, / Поставь иную крепь! / С иными временами /  Встает иная степь…» (1917).
Его переполняли надежды на построение нового, крестьянского рая на земле, иной, справедливой жизни. Христианское мировоззрение в это время переплетается в его стихах с богоборческими мотивами, с восхищенными возгласами в адрес новой власти:
«Небо – как колокол, / Месяц – язык, / Мать моя – родина, / Я – большевик» (Иорданская голубица, 1918).
Он пишет несколько небольших поэм: «Преображение», «Отчарь», «Октоих», «Иония». Многие строки из них, звучавшие порою вызывающе-скандально, шокировали современников:
«Языком вылижу на иконах я / Лики мучеников и святых. / Обещаю вам град Инонию, /Где живёт божество живых».
Не менее знаменитыми стали строки из поэмы «Преображение»:
«Облаки лают, Ревет златозубая высь…  / Пою и взываю: Господи, отелись!»
В эти же революционные годы, во времена разрухи, голода и террора, Есенин размышляет об истоках образного мышления, которые видит в фольклоре, в древнерусском искусстве, в «узловой завязи природы с сущностью человека», в народном творчестве.
Вот, что он сам пишет в автобиографии: «В годы революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном. В смысле формального развития теперь меня тянет все больше к Пушкину».
Очень скоро Есенин понял, что большевики – вовсе не те, за кого хотели себя выдавать. По словам С.Маковского, искусствоведа и издателя, Есенин «понял, вернее, почуял своим крестьянским сердцем, жалостью своей, что произошла не «великая бескровная», а началось время темное и беспощадное…».
И вот, настроение приподнятости и надежд сменяется у Есенина растерянностью, недоумением перед происходящим. Крестьянский быт разрушается, голод и разруха шествуют по стране, а на смену завсегдатаям бывших литературных салонов, многие из которых уже эмигрировали, приходит весьма разношерстная литературная и окололитературная публика.


Имажинизм
В 1919 Есенин оказывается одним из организаторов и лидеров новой литературной группы – имажинистов.
Имажини́зм (от лат. imagо — образ) — литературное направление в русской поэзии XX века, представители которого заявляли, что цель творчества состоит в создании метафорического образа. Для творчества имажинистов характерен эпатаж, анархические мотивы.
Имаженизм – это ответвление от литературного течения «футуризм», зародившегося во Франции. Манифест футуризма  —  документ футуристических авангардистских течений в европейском искусстве начала XX века, был опубликован его автором Филиппо Томмазо Маринетти на первой странице французской газеты «Фигаро» 20 февраля 1909 года.
-----------------------------------------------------------------------------
Кстати, Филиппо Томмазо Маринетти был одим из основателей итальянского фашизма, он тесно сотрудничал с Муссолини. В 42-м воевал на стороне гитлеровской Германии в составе итальянского экспедиционного корпуса. Был ранен под Сталинградом (сволочь).
-------------------------------------------------------------------------------
Манифест футуристов провозгласил культ будущего и разрушение прошлого. В нём восхвалялось стремление к скорости, бесстрашие, необычные формы. Отвергались страхи и пассивность. Отрицались все логические, любые синтаксические связи и правила.
Футуристы Европы и России часто разрабатывали новые манифесты во время творческих вечеров, эпатажно выступая перед публикой и зачитывая со сцены отдельные пункты. При этом часто возникали бурные споры и драки как друг с другом, так и с публикой. «Сила кулака» со временем придала футуризму скандальную известность.
В поисках образности Есенин сблизился с Анатолием Мариенгофом, Вадимом Шершеневичем, Рюриком Ивневым. И в начале 1919 года они объединились в группу имажинистов под названием «Воинствующий ордер имажинистов». 
Есенин стал завсегдатаем «Стойла Пегаса» — литературного кафе имажинистов у Никитских ворот в Москве.
Немалую роль в том, что Есенин стал участником этой группы, играла и общая бытовая неустроенность, попытки сообща делить жестокость революционного времени. Тягостное чувство раздвоенности, невозможность жить и творить, будучи оторванным от народных крестьянских корней, вкупе с разочарованием обрести «новый град – Ионию» придают лирике Есенина трагические настроения.

Последний поэт деревни
Поэт лишь отчасти разделял платформу имажинистов — стремление очистить форму от «пыли содержания». Его эстетические интересы были обращены к патриархальному деревенскому укладу, народному творчеству — духовной первооснове художественного образа (трактат «Ключи Марии», 1919). Уже в 1921 году Сергей выступил в печати с критикой «шутовского кривляния ради самого кривляния»  «собратьев» - имажинистов. Постепенно из его лирики ушли вычурные метафоры.
«Я последний поэт деревни» – пишет Есенин в стихотворении (1920), посвященному своему другу писателю Мариенгофу. В это время распался длившийся около трех лет брак с Зинаидой Райх, и в стихах Сергея Есенина появились мотивы «развороченного бурей быта», пьяной удали, сменяющейся надрывной тоской. Поэт представился хулиганом, скандалистом, пропойцей с окровавленной душой, ковыляющим «из притона в притон», где его окружал «чужой и хохочущий сброд» (сборники «Исповедь хулигана», 1921).
Поразмыслив на тему - «куда несёт нас рок событий» в стихотворении «Письмо к женщине»,  поэт обращается к истории России в драматических поэмах  «Пугачёв» и «Номах», 1921).
Фигурой Пугачева Есенин интересовался уже несколько лет, собирал материалы, мечтал о театральной постановке. Фамилия же Номах образована от имени Махно – анархиста, руководителя Повстанческой армии в годы Гражданской войны. Оба образа роднит мотив бунтарства, мятежного духа, свойственный фольклорным разбойникам-правдоискателям.
В поэмах явственно звучит протест против действительности, в которой он не видел и намека на справедливость.

Айседора
Осенью 1921 в Москву приехала знаменитая танцовщица Айседора Дункан, с которой вскоре Есенин сочетался браком. Супруги отправляются за границу  в Европу (Германия, Бельгия, Франция, Италия)  и США. Поначалу европейские впечатления наводят Есенина на мысль о том, что он «разлюбил нищую Россию». В Берлине он пишет свои первые стихи из цикла «Москва кабацкая»:
«Снова пьют здесь, дерутся и плачут / Под гармоники желтую грусть…»
Но очень скоро и Запад, и индустриальная Америка начинают казаться ему царством мещанства и скуки. Совместное путешествие, сопровождавшееся шумными скандалами, эпатирующими выходками Есенина, обнажило их отношения, усугублявшиеся отсутствием общего языка в прямом и переносном смысле; Есенин не владел иностранными языками, Айседора выучила несколько десятков русских слов. По возвращении в Россию они расстались.
«Москва кабацкая»
Вернувшийся в Москву Есенин уже сильно пил, не находя себе места в новой большевистской России.  По свидетельству современников, когда он впадал в запои, мог страшно «крыть» советскую власть. Но его не трогали – к тому времени Есенин был знаменит в обществе как народный, «крестьянский» поэт.
Несмотря на тяжелое физическое и моральное состояние, Есенин продолжает писать – ещё трагичнее, ещё глубже, ещё совершенней. В его стихах всё чаще звучат мотивы беспросветного одиночества, пьяного разгула, хулиганства и загубленной жизни.
Есенинские стихи последних лет жизни
Лучшие стихи его последних лет: уже упомянутое «Письмо к женщине», «Персидские мотивы», небольшие поэмы «Русь уходящая», «Русь бесприютная», «Возвращение на Родину», «Письмо матери» (Ты жива еще, моя старушка?..), «Мы теперь уходим понемногу в ту страну, где тишь и благодать…», поэма «Анна Снегина».
И, наконец, стихотворение «Отговорила роща золотая», в котором сочетаются и истинно народная песенная стихия, и мастерство зрелого,  много пережившего поэта, и чистая простота, щемящая сердце, за которую его так любили люди, далекие от «изящной словесности»:
«Отговорила роща золотая / Березовым, веселым языком, / И журавли, печально пролетая, / Уж не жалеют больше ни о ком. / Кого жалеть? / Ведь каждый в мире странник – / Пройдёт, зайдёт и вновь оставит дом. / О всех ушедших грезит конопляник  / С широким месяцем над голубым прудом…»
Главное место в стихах Есенина по-прежнему принадлежала теме родины, которая теперь приобрела драматические оттенки. Некогда единый гармоничный мир есенинской Руси раздваивается на «Русь Советскую» и  «Русь уходящую». Мотив состязания старого и нового («красногривый жеребенок» и «на лапах чугунных поезд») звучит в стихах последних лет.
Но, факусируя внимание на приметах новой жизни и приветствуя «каменное и стальное», Сергей Есенин всё больше ощущал себя певцом «золотой бревенчатой избы», поэзия которого «здесь больше не нужна» (сборники «Русь Советская», «Страна Советская», оба в 1925). Эмоциональной доминантой лирики этого периода стали осенние пейзажи как мотивы подведения итогов и прощания.

Трагический финал
Последние два года жизни Сергея Есенина прошли в постоянных разъездах. Тогда же он в очередной раз пытался начать семейную жизнь, но его союз с Софьей  Толстой (внучкой Льва Толстого) не был счастливым.
В конце ноября 1925 измученный скитальчеством и бивуачным бытом поэт попал в психоневрологическую клинику. Одним из последних его произведений стала поэма «Черный человек», в которой прошедшая жизнь предстает частью ночного кошмара:
«Друг мой, друг мой, / Я очень и очень болен...»,
«Черный человек» – страшный в горечи, отчаянии, неприятии собственной судьбы и страны, в которой он жил:
«…Этот человек проживал в стране самых отвратительных громил и шарлатанов». 
В конце декабря, прервав курс лечения, Есенин приезжает из Москвы в Ленинград. 27 декабря пишет собственной кровью свое последнее, предсмертное стихотворение:
«До свиданья, друг мой, до свиданья, / Милый мой, ты у меня в груди...
…В этой жизни умирать не ново, / Но и жить, конечно, не новей».
А в ночь с 27 на 28 декабря, по словам поэта В.Ходасевича, «он обернул вокруг своей шеи… веревку от чемодана, вывезенного из Европы, выбил из-под ног табуретку и повис лицом к синей ночи, смотря на Исаакиевскую площадь».

Запрет на произведения поэта после его смерти
Посмертная судьба произведений Есенина в советской России во многом связана с большевистской идеологией. Особенно заметную роль в унижении и практически запрещении произведений поэта сыграли злые заметки Н.Бухарина, где он, в частности, писал: «Идейно Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни, так называемого «национального характера»: мордобой, внутреннюю величайшую недисциплинированность, обожествление самых отсталых форм общественной жизни …».
До середины 1950-х Есенина издавали редко. Многие его произведения распространялись в списках, ходили по рукам, на стихи Есенина создавали песни, которые были горячо любимы и хорошо известны в самых широких слоях общества.
В наши дни многие хотели бы видеть Есенина этаким идилическим пастушком, певцом золотой бревенчатой Руси. Но это не так. Глубинность   видения исторических , культурных и социальных процессов принесли поэту мировую славу.
Вот, что писатель Захар Прилепин в интервью «Российской газете»  сказал:
«Есенин безусловный новатор, один из реформаторов рифмы. У него был абсолютный слух, и мастерство его абсолютно: и ритмическое, и метафорическое. Он как стихотворный боец сверхуровня - легчайшими движениями делал такое, чего сотни и сотни его последователей не могут воспроизвести. Собственно, не только последователи, а кто угодно. Потому что та, казалось бы, легкая певучесть, искренность, трепетность, которой он славен - она недостижима ни для кого».
и
«Есенину не надо искать место в иерархии Серебряного века. У Есенина своё место в иерархии высших достижений всей русской словесности - а значит, и мировой - по той простой причине, что русская литература объективно - одна из пяти - семи сильнейших в мире литератур. Среди сотен и даже тысяч языков, учтите. То есть, по сути, перед нами одно из немногих чудес света и оправданий существования человека».


Стихи Сергея Есенина

Ты меня не любишь, не жалеешь

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я - они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пусть твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь, -
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пройдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: "Добрый вечер!"
Я отвечу: "Добрый вечер, miss".

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь, -
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

О жизни

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот - и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта - ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились -
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной, -

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.
1923

Последнее стихотворение Есенина
До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.


Дата создания: 27 декабря 1925.

Материалы взяты из интернета, в открытом доступе, за что от нас большое спасибо.



Популярные сообщения из этого блога

Великие поэтессы

Романсы на стихи Ф.И. Тютчева и биография поэта

«Жди меня и я вернусь»