Марина Цветаева


             «Вечер поэзии Марины Цветаевой»




В нашей библиотеке состоялось мероприятие, приуроченное к 120-летию со дня рождения Марины Цветаевой. Подготовила его и провела наша сотрудница - библиотекарь и журналист Севрюгина Ирина Владимировна. Мы говорили о непростой судьбе этой великой русской  поэтессы, а наша читательница - актриса театра им. Гоголя Екатерина Лисовая  (на фотографии слева) читала  её бессмертные произведения в прозе.






А это слайд-фильм о Марине Цветаевой, озвученный песней на  её стихи Аллы Пугачёвой.  

                                    

Серебряный векТак был назван рубеж XIX-XX вв. - время духовного новаторства, крупного скачка в развитии отечественной культуры. Именно в этот период родились новые литературные жанры, обогатилась эстетика художественного творчества, прославилась целая плеяда выдающихся просветителей, деятелей науки, писателей, поэтов, художников.
Среди них особенно выделяется имя поэтессы, чьё творчество  пронизано небывалым ранее откровением, чья поэтика остра в выражении  боли и страдания, одиночества и обречённости быть не всеми из современников принятой и понятой.
Марина Ивановна Цветаева — русская поэтесса, прозаик, переводчик, один из крупнейших русских поэтов XX века.Она родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве - столице Российской империи, а  31 августа 1941 года в Елабуге - маленьком захудалом городишке в СССР). 
Вот, что пишет Евгений Евтушенко о Марине Цветаевой:
Родилась в Москве. Умерла в Елабуге.
Отец Марины Цветаевой - Иван Владимирович Цветаев - был ученым, специалистом в области античной истории, эпиграфики и искусства. Он был профессором Московского университета, основателем Музея изящных искусств на Волхонке (ныне это Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Мать, полуполька, полунемка, была пианисткой, учившейся у Артура Рубинштейна. Умерла она в 1906, оставив двух дочерей на попечение отца.
Её первая книга стихов "Вечерний альбом" вышла в 1910-м. Ещё в юности она предсказала: "Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед" — и не ошиблась. 

Однако черед её стихам пришёл лишь после её смерти. Цветаева была буйным гением, не умещавшимся в рамки каких-либо школ. Она сама стала школой, в которой была и учителем, и ученицей. Вся её поэзия — от народной ворожбы, от заклинаний, обрядовых песен, причитаний.
Ниагара ее страстей, выпущенная на волю, разломала бетонные дамбы классицизма. Великая троица новаторов русского стихосложения — Маяковский, Пастернак, Цветаева. Но если Маяковский насмешливо ерничал по поводу Пушкина, Цветаева ему присягала. Но не как коленопреклоненная ученица, а как равный — равному. «Пушкинскую руку / Жму, а не лижу…» - писала она. У неё была не только тоска по Родине, но и тоска по Пушкину. Он — ее тайный любовник.
У поэзии Цветаевой — мускулы молотобойца и тонкость пальцев ювелира. Даже её интимнейшие стихи напоминают не камерную музыку — громовые симфонии. Её гений неудержимо выплескивался во всем — в прозе, в стихах, даже в частных письмах. Если Ахматова была царицей русской поэзии, то Цветаева была её Царь-Девицей.
Воспев белую гвардию в книге "Лебединый стан", она последовала за мужем в эмиграцию. Однако для тогдашних эмигрантских законодателей моды Цветаева была недостаточно "белой". Она жила бедно и просила свою чешскую подругу Анну Тескову прислать ей какое-нибудь приличное платье в Париж с проводником, чтобы ей было что надеть на творческий вечер.
А вернулась в Россию даже не от своей ностальгии — от отчаяния. Ее не убили, не арестовали. Ей уготовили другую мученическую жизнь — вокруг неё начали арестовывать самых близких и дорогих людей — мужа, дочь, сестру. Стихов её не печатали.
Пастернак, провожая в эвакуацию, дал ей для чемодана веревку, не подозревая, какую страшную роль этой веревке суждено сыграть. Цветаева пыталась устроиться судомойкой в писательской столовой в Чистополе, но совет писательских жён счёл, что она может оказаться немецким шпионом.
Потом она уехала в город Елабугу, где стирала белье местному милиционеру. Не выдержав унижений, Цветаева повесилась на той самой веревке, которую дал ей Пастернак. Ныне кладбище в Елабуге, где она похоронена, стало местом паломничества любителей поэзии.
      А вот что в одном из интервью сказал о Цветаевой Иосиф Бродский: Цветаева самый искренний русский поэт, искренность эта, прежде всего, есть искренность звука - как когда кричат от боли. Боль - биографична, крик - внеличен. Её "отказ" перекрывает всё, включая в себя, вообще, что бы то ни было. В том числе личное горе, отечество, чужбину, сволочь тут и там. "На твой безумный мир / Ответ один - отказ" – звучит у Цветаевой в стихах.
        Я не испытываю ничего, говорит Иосиф Бродский,  сверх абсолютного остолбенения перед её поэтической силой.
Поэзии Цветаевой присуща интонационно-ритмическая экспрессивность, парадоксальная метафоричность. Её произведения:
1.     Сборники  - "Версты" - 1921, "Ремесло" - 1923, "После России" - 1928; сатирическая поэма "Крысолов" - 1925, "Поэма Горы", "Поэма Конца", обе — 1926. Трагедия "Федра" - 1928.
2.     Эссеистская проза - "Мой Пушкин" - 1937; воспоминания об А. Белом, В. Я. Брюсове, М. А. Волошине, Б. Л. Пастернаке и др.).
В 1922 — 39 она прожила в эмиграции, последовав туда за мужем.
Марина Цветаева родилась в день, когда православная церковь празднует память апостола Иоанна Богослова.
«
       Красною кистью
       Рябина зажглась.
       Падали листья,
       Я родилась.

       Спорили сотни
       Колоколов.
        День был субботний:
        Иоанн Богослов.
»

          Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери подолгу жила в ИталииШвейцарии и Германии. Начав образование в Москве, она продолжила его в пансионах Лозанны и Фрейбурга. В шестнадцать лет она совершила самостоятельную поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс истории старофранцузской литературы.
Стихи начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски и по-немецки), печататься с шестнадцати, а два года спустя тайком от семьи выпустила сборник «Вечерний альбом», который заметили и одобрили такие взыскательные критики, как Брюсов, Гумилев и Волошин.
С первой встречи с Волошиным и беседы о поэзии началась их дружба, несмотря на значительную разницу в возрасте. Она много раз была в гостях у Волошина в Коктебеле. Сборники ее стихов следовали один за другим, неизменно привлекая внимание своей творческой самобытностью и оригинальностью. Она не примкнула ни к одному из литературных течений.
В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Эфрона, сына раввина и княгини из древнейшего рода Дурново. Вскоре после свадьбы у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля).
В 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в приюте в Кунцево (тогда в Подмосковье) в возрасте 3 лет.
Годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны были временем стремительного творческого роста Цветаевой. Она жила в Москве, много писала, но почти не публиковалась. Октябрьскую революцию она не приняла, видя в ней восстание «сатанинских сил». В литературном мире Марина Цветаева по-прежнему держалась особняком.
Годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии. Марина жила в Москве, в Борисоглебском переулке. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению.
В мае 1922 ей с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета.
Сначала Цветаева с дочерью недолго жили в Берлине, затем три года в предместьях Праги, а в ноябре 1925 после рождения сына семья перебралась в Париж. Жизнь эмигрантская была трудной, нищенской. Жить в столицах было не по средствам, приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях.
Если поначалу русская эмиграция приняла Цветаеву как свою, то очень скоро её независимость, её бескомпромиссность, её одержимость поэзией привела её к полному одиночеству.
Она не принимала участия ни в каких поэтических или политических направлениях. Ей «некому прочесть, некого спросить, не с кем порадоваться» - пишет она в эмиграции, «одна всю жизнь, без книг, без читателей, без друзей...».  «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, т.е. по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда...»
К тому же, в Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого.
В 1930 году она написала поэтический цикл «Маяковскому» (на смерть Владимира Маяковского), самоубийство которого потрясло Цветаеву. В течение всего времени, проведённого в эмиграции, не прекращалась переписка Цветаевой с Борисом Пастернаком.
С 1930-х годов Цветаева с семьёй жила практически в нищете. «Никто не может вообразить бедности, в которой мы живём. Мой единственный доход — от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живём на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода». — Из воспоминаний Марины Цветаевой

В 1939 она восстановила свое советское гражданство и вслед за мужем и дочерью возвратилась на родину. Она мечтала, что вернётся в Россию «желанным и жданным гостем». Но этого не случилось: муж и дочь были арестованы: Сергей Яковлевич был расстрелян на Лубянке (по другим данным — в Орловском централе); Ариадна после пятнадцати лет репрессий реабилитирована лишь в 1955 году, а сестра Анастасия была в лагере.
Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. Восьмого августа 1941 года Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию. Упаковывать вещи ей помогал Борис Пастернак. Он принёс верёвку, чтобы перевязать чемодан, и, заверяя в её крепости, пошутил: «Верёвка всё выдержит, хоть вешайся». Впоследствии ему передали, что именно на ней Цветаева в Елабуге и повесилась (по свидетельству Марка Слонима, со слов К. Г. Паустовского).
Через десять дней прибыла она с сыном месте с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме, что в Татарстане. А 31 августа 1941 года измученная, безработная и одинокая поэтесса покончила жизнь самоубийством (повесилась) в доме, куда вместе с сыном была определена на постой, на той самой верёвке, которую ей дал Пастренак.
Она оставила предсмертные записки тем, кто будет её хоронить (Асеевым и сыну).
Записка сыну:
«Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».
Записка Асеевым:
«Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь — просто взять его в сыновья — и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам. Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына — заслуживает. А меня — простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете — увезите с собой. Не бросайте!»
В ещё одной записке была просьба: «Не похороните живой! Хорошенько проверьте».
Марина Цветаева похоронена 2 сентября 1941 года на Петропавловском кладбище в Елабуге. Точное расположение её могилы неизвестно. На южной стороне кладбища, у каменной стены, где находится её затерявшееся последнее пристанище, в 1960 году сестра поэтессы Анастасия Цветаева «между четырёх безвестных могил 1941 года» установила крест с надписью «В этой стороне кладбища похоронена Марина Ивановна Цветаева». В 1970 году на этом месте было сооружено гранитное надгробие.
Хотя отпевание самоубийц в русском православии запрещено, в 1990 году патриарх Алексий II дал благословение на отпеваниеЦветаевой. Основанием послужило прошение к патриарху группы верующих, включая сестру Анастасию Цветаеву и диакона Андрея Кураева.
Отпевание состоялось в день пятидесятилетия кончины Марины Цветаевой в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

Существуют документальные фильмы:
Андрея Осипова «Страсти по Марине» 2004 года, получивший приз «Золотой Витязь», премию «Ника» за лучший документальный фильм 2004 года.
«Исторические хроники»: 1972 год — Марина Цветаева (74-я серия)

Художественные фильмы
«Очарование зла» (2005 год), режиссёр М. Козаков. Фильм повествует о жизни русской эмиграции в Париже в начале 30-х годов ХХ века. В киноленте затронута жизнь Марины Цветаевой в Париже, показано сотрудничество Сергея Эфрона с органами ОГПУ и его бегство в СССР.
В Борисоглебском пер. Москвы 26 декабря 2007 года открыт бронзовый памятник Марине Цветаевой. Авторы — скульптор Нина Матвеева, архитекторы С. Бурицкий и А. Дубовский
Борис Мессерер: Памятник Марине Цветаевой в Тарусе
Дом-музей семьи Цветаевых в Иванове, с. Ново-Талицы

В 1992 году стихотворение Марины Цветаевой «Моим стихам», написанное на стене одного из зданий в центре Лейдена (Нидерланды), открыло культурный проект «Wall poems». Любопытно, что последним, 101-м поэтом, чьи стихи сделали в Лейдене памятником, стал Федерико Гарсиа Лорка, чьими переводами Цветаева занималась в последние дни жизни.


Стихи
Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче - вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"

И слезы ей - вода, и кровь -
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая...
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Вчера еще - в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала - копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал - колесовать:
Другую целовать",- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе - я сделала?

Всё ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo - что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое...
- За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

                                                   1920
*   *   *
Мы с тобою лишь два отголоска:
Ты затихнул, и я замолчу.
Мы когда-то с покорностью воска
Отдались роковому лучу.

Это чувство сладчайшим недугом
Наши души терзало и жгло.
Оттого тебя чувствовать другом
Мне порою до слёз тяжело.

Станет горечь улыбкою скоро,
И усталость станет печаль.
Жаль не слова, поверь, и не взора, -
Только тайны утраченной жаль!

От тебя, утомлённый анатом,
Я познала сладчайшее зло.
Оттого тебя чувствовать братом
Мне порою до слёз тяжело.
                                               1911


Приходите к нам в библиотеку на наши литературные вечера. Мы всегда вам рады. Схема проезда к нам и наши контакты:


      

Популярные сообщения из этого блога

Великие поэтессы

Романсы на стихи Ф.И. Тютчева и биография поэта

«Жди меня и я вернусь»